Вы будете перенаправлены на выбранную статью
Поиск товара:  ok
Подписка|О нас|Реклама
Ради Дома PRO
Новости Производство и ритейл Стройматериалы

Максим Гончаров, LafargeHolcim Russia: «Засилье фальсификата и контрафакта на рынке цемента — не более чем миф»

Интервью 16/05/2018, Подготовила Татьяна Карабут
Максим Гончаров, LafargeHolcim Россия
Максим Гончаров, LafargeHolcim Россия ©

Избыточные мощности, перепроизводство, некачественная продукция, фальсификат и контрафакт — таков на сегодняшний день отечественный рынок цемента, если верить экспертам. Но коммерческий директор LafargeHolcim Russia Максим Гончаров не верит. Свою точку зрения он аргументировал в эксклюзивном интервью порталу Ради Дома PRO.

 

— Эксперты утверждают, что сейчас на рынке присутствуют существенные избыточные мощности по производству цемента. Как вы ощущаете себя в этой непростой ситуации?

— Дело в том, что мощности с количеством цемента не совсем напрямую связаны. Например, в России мощности составляют около 100 млн тонн, при этом рынок — это около 50 млн тонн. За последний год из 100 млн тонн 25% были практически выведены, они попросту не используются.

Сегодня 50% производителей используют сухую технологию производства цемента, а другие 50% — мокрую, которая по определению не может быть эффективна. Себестоимость произведенной продукции во втором случае значительно выше, поэтому заводы с сухой технологией прекрасно себя чувствуют, их мощности задействованы на 100%. Те, у кого в производственном портфеле больше мокрых линий, — ровно наоборот. Как правило, мокрые линии в принципе не используют в тех регионах, где приходится конкурировать с производителями сухим способом — с ними невозможно конкурировать. А в той географии, где у производителей с мокрой технологией нет конкурентов, у производителей все складывается хорошо, правда, это сразу влияет на цену. То есть рынок очень не сбалансирован.

Поэтому, если мы говорим про Центральный федеральный округ и Волгу (где мы присутствуем), то и наши мощности, и сухие мощности наших конкурентов полностью задействованы. Показатели LafargeHolcim Russia за прошлый год выросли на 10% (продажи цемента в тоннах) и в этом году еще вырастут: не за счет ввода новых мощностей, а за счет увеличения эффективности производства. Мы уже в первом квартале выросли на 15% к прошлому году.

— Ок. Перепроизводства нет. А некачественный цемент, который, по мнению экспертов, является следствием перепроизводства, есть?

— Все производители в России проходят государственную сертификацию. Для получения сертификата нужно пройти серьезнейшие исследования в лабораториях уполномоченных органов. И уже на основе этих исследований на каждую марку цемента выдается сертификат сроком один год.

Объясню, как производится цемент. Сырье для производства — известняк и глина, прогоняя их через технологическую цепочку и при должном контроле производства, вы с большой вероятностью получаете на выходе ГОСТированный цемент. Да, кто-то может производить продукт по нижней границе ГОСТа, кто-то — по верхней. Мы, например, производим по верхней границе — это принципиальная позиция компании. Именно регулярный контроль производства, комплексная проверка технологического процесса и квалифицированные сотрудники обеспечивают выпуск высококачественной продукции на заводах LafargeHolcim Russia. Но и цемент, который производится по нижней границе, нельзя назвать некачественным — он также соответствует ГОСТу.

Я допускаю, что некачественный продукт может быть на рынке. Теоретически, упаковщики, покупая продукцию у сертифицированных производителей, могут добавлять какие-то компоненты, с чем-то смешивать цемент. С другой стороны, если вы фасуете цемент как упаковщик, а не производитель, то должны получить государственный сертификат. И тут уже вопрос к контролирующим органам.

В любом случае доля рынка цемента в мешках в европейской части России составляет около 20%. А 80% производителей продают цемент навалом, то есть в цементовозах на стройку. И там в принципе нет возможности ничего с ним сделать. У нас 100% отгрузок идет прямым клиентам, таким образом мы исключаем перепродажу нашей продукции. Клиент заказывает цемент — мы ему привозим напрямую. И, насколько я знаю, больше 50% отгрузок у наших конкурентов на рынке идет также напрямую клиентам. Поэтому, даже если есть гипотетическая возможность присутствия на рынке некачественного цемента, я просто не понимаю, каким образом это происходит.

— К работе сертификационных центров тоже есть много вопросов... Относительно того, как «добросовестно» они проверяют качество продукции. Или, к слову, как притесняют иностранные компании.

— Мы не имеем претензий и вопросов к работе сертификационных центров. Для нас сертификация — это каждый раз серьезный процесс: к нам приезжает проверка, затем мы посылаем образцы продукции на лабораторные тестирования. Как правило, сертифицирующие органы находятся на базе научно-исследовательских предприятий: Белгородский университет строительства и т.д. У нас все происходит прозрачно, понятно и строго.

Есть определенные сложности для международных производителей именно в плане импорта нишевой продукции. Например, я знаю, что датская компания Олборг (Aalborg Portland) не получила сертификат. И на этот счет у нас следующая позиция: правила должны быть едины для всех вне зависимости от того, импорт это или продукция внутреннего производителя.

Конкретно нашей компании эта проблема не касается. У LafargeHolcim производство полностью локализовано в России: в нашей стране мы производим весь необходимый ассортимент и здесь же продаем почти весь объем, экспортируем незначительную долю.

— А вообще, по-вашему, система сертификации дала какой-то эффект? Что изменилось с ее введением?

— Сертификация привнесла упорядоченность во взаимоотношения между производителями и конечными потребителями.

Надо объяснить и то, что цемент сам по себе нигде не используется. Самый распространенный продукт на основе цемента — это бетон. При этом сам товарный бетон не сертифицируется, а сертифицируются только его компоненты — цемент и щебень. То есть цепочка недоработана. Кроме того, для производства бетона используются старые советские ГОСТы и СНиПы. Там, например, нет высокопрочных бетонов с модулем выше 100, хотя во всем мире уже есть 150-250 мегапаскалей. И это большое отставание. Однозначно строительные стандарты должны быть осовременены.

— Вы инициируете такую работу?

— Да, мы сами производим ряд продуктов, которые имеют такие характеристики, но пока используются в других странах. Мы планируем их заводить на российский рынок, уже начали работать с государственными научными институтами по адаптации этих материалов под СНиПы и разработке новых стандартов. Это дело не быстрое — займет 2-3 года.

Еще один момент — полное отсутствие государственных стандартов на строительство бетонных дорог. Это огромный кусок рынка, который во всем мире занимает порядка 50% от всего объема строительства дорог. В этом направлении мы сейчас тоже работаем в рамках Ассоциации бетонных дорог.

Если эти два момента закрыть, то, по большому счету, для строителей все будет абсолютно и окончательно прозрачно по бетонам и компонентам, входящим в бетон.

— Одна из целей сертификации — сокращение доли контрафакта на рынке. Вы ощущаете, что такой эффект есть?

— Контрафактный бетон — это немного искусственное понятие. Допустим, стоит на строительстве крупного объекта бетонный узел. У него полностью автоматизирован процесс изготовления бетона: есть рецептура — подается такое-то количество цемента такого-то вида из силоса, щебень, химдобавка. Кнопка нажимается — бетон готов. И я с трудом могу представить, что ответственный строитель будет как-то менять рецептуру или что-то еще предпринимать, чтобы изготавливать контрафактный бетон, который потом непременно скажется на качестве самой строительной конструкции. А этого не скроешь. И этот процесс проверяет Госстройнадзор.

— У вас какие-то идеализированные представления о нашей действительности...

— Вполне реалистичные. Спросите у строителей: для них Госстройнадзор — самый страшный принимающий орган. Если что-то не так, они не сдадут объект, а это прямые убытки.

Это же касается и вопроса контрафакта и фальсификата. Вот, скажите, кому можно продать фальсифицированную продукцию? Мы, например, сейчас напрямую продаем практически во все DIY-сети, работающие как в онлайн, так и в офлайн форматах. Далее — рынки. Все строительные рынки центрального региона в Москве и области снабжаются нами напрямую. Доля DIY-сетей — больше 50%, онлайн-каналы закрывают еще 30%, остаются 20% — это рынки, большинство поставок продукции LafargeHolcim Russia туда идёт напрямую.

— Нотификация рынку цемента не нужна?

— А зачем? Нотификация, которая предлагалась кем-то когда-то, подразумевает создание одного негосударственного органа, к которому должны будут обращаться за услугой все производители цемента. При этом его предлагалось создать только в Москве, чтобы люди из Краснодара, Новосибирска, с Урала и т.д. ездили и в эту очередь выстраивались. И все ради чего? У нас в стране действующих печей штук 50, которые покроют 90% рынка. На получение одного сертификата по одному продукту требуется время, плюс проверка технологического процесса и т.д. И вот этот один орган должен будет всех желающих обеспечивать необходимыми разрешениями. Это однозначно попытка создания монопольной ситуации.

— Сравнивая российский и зарубежный рынок цемента, чем наш отличен? Чего нашему рынку не хватает или, наоборот, что здесь в избытке?

— Есть несколько параметров. Первый и ключевой — это технология. В подавляющем большинстве стран мира используется только сухая технология производства цемента. С этой точки зрения Россия находится где-то в середине пути. Мокрая технология уйдет в прошлое в течение нескольких лет: такие заводы закроются, как когда-то закрылись заводы по производству ламп накаливания. Еще один технологический момент — во многих странах мира (чего пока нет в России) используется больше добавочных цементов. Использовать низкодобавочные цементы — это, конечно, 100% гарантия высочайшего качества и долговечности ответственных строительных сооружений. Но есть объекты, где можно использовать другие добавочные цементы, которые представлены в России достаточно узкой линейкой продуктов. Европейский ассортимент шире за счет шлаковых цементов, где используются минеральные компоненты, например, шлаки и золы. И я думаю, что в будущем доля добавочных цементов в нашей стране будет расти.

Безусловно, рост объемов строительства способствует росту потребления цемента. Если говорить про рынок строительства в России, то с точки зрения потребления он не отличается от других стран: 50% — инфраструктурное строительство и 50% — жилищное. Наше отличие только в том, что в инфраструктуре у нас практически 100% участие государства за редким исключением проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). То есть рынок должен ориентироваться на потребности государства как заказчика. С одной стороны, это создает определенные сложности, а с другой, наоборот, дает гарантии. Если есть госпрограмма, то она долгосрочная, понятная, прогнозируемая. В центральном регионе инфраструктура растет прекрасно. В Москве строится метро, огромное количество мостов, развязок, эстакад. На Западе в таких проектах, скорее, задействованы частные деньги, и там уже снижается объем инфраструктурного строительства. А у нас это все еще большой и потенциальный сегмент, на ближайшие лет 10-20 так и останется.

— Что касается цен на цемент, они вас сейчас устраивают? Маржинальность вашего бизнеса какова вообще в России?

— Ситуация с прибыльностью в LafargeHolcim Russia достаточно неплохая. Во-первых, мы расположены в регионах, где есть и продолжится рост рынка. Плюс мы оптимизируем производительность. Поскольку наши мощности сейчас задействованы на 100%, у нас рентабельность только повышается.

Но, наверное, тут сильно радоваться пока никому не надо, даже производителям, которые используют сухую технологию. Потому что, несмотря на преимущества по себестоимости, в любом случае рынок производителей цемента — это рынок больших кредитов. И текущий уровень цен не позволяет обеспечивать возврат на инвестированный капитал. Никому, даже самым высокоэффективным производителям с низкой себестоимостью, пока текущий уровень цен не позволяет полностью вернуть инвестиции. Поэтому цены должны быть выше именно для возврата инвестиций. Но рынок растет, стабилизируется, и мы надеемся, что этот тренд сохранится.

— Что-то будете нового строить в этом году?

— Строить новые цементные мощности мы точно не будем. На данный момент у нас есть 3 действующих цементных завода, на одном из которых (Вольск, Саратовская область) мы недавно запустили новую линию; там стоит задача вывести ее на максимальный уровень производительности. Мы наращиваем производительность наших печей, у нас растет эффективность. На ближайшие 2-3 года нам точно есть, чем заняться. Четвертый завод в Воскресенске пока законсервирован как раз по причине того, что работал по мокрой технологии. Мы сейчас думаем, что с ним делать. В центральном регионе рынок локально произведенного цемента по сухой технологии дефицитен, поэтому в центральный регион и в Москву, в частности, цемент едет со всех сторон. И, если мы сможем найти решение, как увеличить собственные объемы для нашего домашнего рынка, все от этого только выиграют.
Выбор редакции
На российском рынке цемента сложилась критическая ситуация. За последние 10 лет в стране было введено столько новых мощностей, что потреблению придется «догонять» этот объем еще минимум пять лет. Ни государству, ни потребителям никакой пользы от такого колоссального перепроизводства нет.
compteur de visualisation article
 
СтройТоваротека®
Все товары
 
 
Новости партнеров
 
 
 
События
БУДПРАГРЭС
БУДПРАГРЭС - самая значимая в Беларуси выставка, которая успешно представляет строительную индустрию уже четверть века.
04.09.2018 - 07.09.2018
Подробнее
Heimtextil Russia 2018
Международная выставка домашнего текстиля и тканей для оформления интерьера
18.09.2018 - 20.09.2018
Подробнее
PROESTATE 2018
Международный инвестиционный форум по недвижимости
19.09.2018 - 21.09.2018
Подробнее
Смотреть все события в календаре
 
Тематическое досье - СтройТоваротека
 
Партнеры
BRAER
REHAU
TEHNONIKOL COMPANY
ROCKWOOL
ROCKFON
PAROC
Best Water Technology (BWT)
PROMAT
KONSTRUKTOR
С нами
ДЕНЬ ИННОВАЦИЙ 2018
Retail Strategy Forum
MosBuild
InDecor Moscow 2018
HI-TECH Building
PROESTATE 2018
Build School 2018
APKSM
Aquatherm Moscow
Зеленые стандарты
НБЭСР
СПЗС
Союз Московских Архитекторов
Союз архитекторов
Союз строителей
Форум региональных строителей
  Календарь событий | Контакты | Реклама | Рассылка | Защита персональных данных  
© Кап Инфо Про 2017 - www.radidomapro.ru - Информация и новости об архитектуре, строительстве и недвижимости
Ссылки  : Темы | Фотогалерея | Мнение эксперта | Легкие новости | Видео | СтройТоваротека | MOSBUILD | BATIMAT | Актуально | ГАЛС-Девелопмент | Бон Тон
Архитектура  : Градостроительство | Исторические здания | Дизайн | Легендарные архитекторы | Легендарные строения | Club AD | Ландшафт | Конкурсы
Строительство  : Зеленое Строительство | Тенденции | Дороги | Ремонт/Реконструкция
Недвижимость  : Жилая | Коммерческая | Спортивная | Промышленная | Управление
Государство  : Законодательство | Тендеры/Аукционы | Экономика
Производство и ритейл  : Стройматериалы | Оборудование
Экономика  : Экономика
СтройТоваротека  : Поиск товара | Досье Стройтоваротеки

Проекты французской группы Batiactu Groupe SAS :
awards.radidomapro.ru | di.radidoma.ru

ßíäåêñ.Ìåòðèêà