Вы будете перенаправлены на выбранную статью
Поиск товара:  ok
Подписка|О нас|Реклама
Ради Дома PRO
Новости Архитектура Градостроительство

Раис Баишев, «Остоженка»: «Без включенности в глобальный процесс в архитектуре делать нечего»

Интервью 30/03/2020, Беседовал Сергей Кондраков
Раис Баишев, АБ «Остоженка»
Раис Баишев, АБ «Остоженка» ©

В этом году 30 лет исполняется бюро «Остоженка». О прошлом и настоящем российской архитектуры, современных подходах к проектированию жилья и о том, почему в Москве так мало зданий, построенных именитыми западными мастерами, портал Ради Дома PRO поговорил с главным архитектором проектов и соучредителем «Остоженки» Раисом Баишевым.

 

— В этом году «Остоженка» празднует свое 30-летие. Для вас эти годы видятся скорее как эволюция или череда этапов, разделенных творческими потрясениями?

— Эти годы видятся мне как непрерывная творческая жизнь. 30 лет назад мы создали научно-проектный центр при МАрхИ. Затем НПЦ перерос в архитектурное бюро «Остоженка». У бюро шесть учредителей, четверо из которых до этого вместе работали в «Мосгражданпроекте». Так что коллективная работа всегда была для нас естественной — начиная с комплексной реконструкции почти 48 га рядом с Кремлем, а затем и в других проектах. Сначала это была Москва, но постепенно география расширялась: мы начали работать в Подмосковье, что было очень интересно, поскольку потребовало изучения того, как реконструировались территории вокруг европейских столиц, таких как Париж, Рим.

— Эти идеи потом были оформлены в вашем проекте развития Большой Москвы?

— Когда начались консультации по проекту Большой Москвы, «Остоженка» оказалась в числе разработчиков. В консорциуме с моими коллегами работал Ив Лион со своей командой, в свое время разработавший программу развития предместий Парижа. Очевидно, что хаотическое разрастание столиц — это проблема мирового масштаба. Но и архитектура, в отличие от многих других профессий, не знает границ. Даже в советское время журналы показывали нам уровень зарубежной архитектуры, хотя некоторым организациям это и казалось опасным. Тут нельзя замыкаться и оставаться на периферии развития архитектуры.

— Включенность в глобальный архитектурный процесс с самого начала была одной из фундаментальных установок бюро?

— Да, это установка, которая прививается еще в архитектурной школе. Изучение стилей, самой истории архитектуры говорит о том, что без этой включенности в нашей профессии просто нечего делать.

— Есть ли у бюро четко очерченная стилистическая ниша? Если вам закажут что-нибудь в неоклассическом стиле, вы возьметесь?

— Это вряд ли, мы не будем переписывать стили прежних времен. В этом смысле мы сохраняем приверженность к современному подходу с его пониманием конструкции и функции.

— Современный подход — это развитие идей архитектурного модернизма?

— Да, в 1920-е годы Россия оказалась одной из лабораторий современной архитектуры, к сожалению, быстро закрытой, но оставившей свой след. Нам повезло: наши учителя, которые преподавали нам в институте, были из того времени. Так что мы имели возможность из первых уст услышать о новой архитектуре, основанной не только на социальных изменениях, но и конструктивных: был изобретен железобетон, породивший невиданные масштабы строительства, ушла в прошлое стоечно-балочная система, как базовая философия строительной эстетики.


Жилой комплекс в районе Нагатинский затон (2017-наст.). Фото: АБ «Остоженка»

Далее последовали времена забвения модернизма, сначала по причине обращенности к дворцовой архитектуре, а затем — полного отказа от архитектуры как искусства в конце 1950-х. Но сегодня советский модернизм снова начинает цениться высоко. И если говорить о нас, то придерживаемся мы не столько конкретного стиля, сколько мейнстрима стремительно развивающейся современной архитектуры. Что же касается классического стиля, то у нас, к счастью, есть коллеги, которые этим успешно занимаются там, где это действительно востребовано.

— А часто вам приходится говорить заказчикам «нет»?

— Нет, заказчики, как правило, не очень озабочены стилистикой. Они ставят реальные задачи, решение которых связано не только с прибылью, но и с объективными потребностями пользователей. Мы ведь знаем, что в конечном счете за всё платит потребитель. Поэтому заказчика мы видим скорее как посредника. На самом деле наш заказчик — тот, кто живет в наших постройках.

— Вы упомянули постепенное расширение географии проектов бюро. Сейчас «Остоженка» строит по всей стране, вплоть до Южно-Сахалинска. Ваши проекты в регионах — это стремление перенести на периферию опыт и качество «столичной» архитектуры или попытка поиска «регионального» архитектурного языка?


— Во всем мире сейчас происходит колоссальный обмен энергией. В архитектуре это чувствуется особенно сильно: мало кто строит в своей стране. Возможно, это в большей степени относится к «звездам», но создается впечатление, что по всему миру работают одни и те же команды. С другой стороны, в каждой конкретной точке есть своеобразие, свой дух — его нужно сначала изучить, а затем выразить. При этом средства архитектуры не бесконечны. И вот то, как в каждом конкретном случае осуществляется этот анализ и синтез, определяет уровень проектов.

— В позапрошлом году в России прошел большой международный конкурс на лучшие концепции стандартного жилья и жилой застройки. Победили разные проекты, но большинство из них объединяло стремление к максимальной гибкости — в планировках, сценариях жизни и пр. А что, по вашему мнению, наиболее важно для жилой архитектуры сегодня?

— Действительно, сейчас возросли требования к разнообразию жилых единиц. Если раньше, лет 40 назад, мы применяли 4-5 типов квартир, и этого было достаточно, чтобы построить целый микрорайон, то теперь даже в небольшом жилом комплексе девелоперу необходимо предложить до 50 типов квартир. Кроме того, я бы не ограничивался только типами квартир, потому что каждое место, а также условия проектирования и строительства - особенно там, где нужны высокие плотности, — требует особой компоновки этих квартир в структуре комплекса. По-разному можно достичь заданного максимума, получить в итоге гуманную среду — это работа уже не с отдельными жилыми единицами, а со всем пространством. И, наверное, это один из самых интересных аспектов нашей профессии. Очень важно, как раскрашены фасады. Но это лишь упаковка, и в ней можно очень по-разному организовать жизнь.

— Существует ли универсальный рецепт организации такого пространства?

— Никогда. Всякий раз, когда появляется новый заказ, мы думаем, как хорошо было бы употребить хотя бы то, что не вошло в предыдущие проекты. И всякий раз приходится собирать всю структуру заново. Потому что новый проект — это новое место, новые условия. Потому что время прошло, и как участники процесса, как архитекторы мы вынуждены смотреть вперед, а не повторять то, что хорошо продавалась вчера, ничего хорошего из этого не получается.


Жилой комплекс «Акварели» в Балашихе (2015). Фото: АБ «Остоженка»

— Вы упомянули «гуманную этажность». Что это такое, в вашем понимании?

— Важна даже не этажность сама по себе, а та среда, в которую превращается пустое пространство после проектирования и строительства. Если для достижения заявленной плотности и объемов строительства требуется нечто высотное, в этом нет ничего плохого при условии, что создается контрастная среда, в которой есть и привычный человеку масштаб — 3-5 этажей, и что-то, уходящее в небеса. Но если двор весь состоит из 25 этажей, то такое каре становится тюрьмой. Инструмент, данный архитектору в виде объемно-пространственной композиции, как правило, помогает гуманизировать среду. Но подчас приходится искать нестандартные решения в самой типологии объектов. Например, однажды мы довели ширину жилых корпусов до 30 метров — и это дало возможность вдвое снизить их высоту.

— Среда с высокой плотностью в принципе может быть комфортной?

— Конечно. Давайте вспомним историю архитектуры, средневековые города, ширина улиц в которых уменьшается до полутора метров. Это есть признак городской среды: чем плотнее, тем защищеннее, экономичнее, тем разнообразнее культурные связи внутри поселения. Поэтому само по себе повышение плотности не имеет пределов при правильном обращении с проектируемой средой. Мы знаем, что высокой плотности можно добиться не только высокой этажностью. В эпоху строительства микрорайонов считалось, что, чем выше, тем дальше расставляются дома, а между ними появлялись большие, но неорганизованные пространства для жизни. Но есть и другая модель, мы видим ее, например, в центральных районах Москвы. Чем гуще сетка улиц, тем больше среда насыщена общественными функциями, и такая городская среда всегда привлекательна.

— Но ведь речь идет не только о центре, возьмите ту же Балашиху, Мытищи...

— Можно всё делать бездумно, а можно — осмысленно, и только в этом разница. То, что мы часто видим в подмосковных городах, — это результат необдуманного наполнения территорий, когда не учитывались ни возможности улично-дорожной сети, ни общественные функции, которые должны сопровождать повышение плотности, ни параметры самой жилой среды. Но там, где присутствует воля умного девелопера и эффективно применяется архитектурное проектирование, там всё получается хорошо.

Видите ли, долгое время телега у нас была впереди лошади, всесильные ДСК производили настолько одинаковую продукцию, что про архитектуру все просто забыли. Что из этого получилось, все знают. Да, казалось бы, сама панель качественная, квартиры удобные, но — застройка абсолютно равнодушна к месту, к человеку, который живет в этом месте.

— А сейчас у нас другая ситуация?

— Такого рода проблемы не решаются быстро. Безусловно, массовое строительство, не обращенное к потребителю, всё еще превалирует, но, если посмотреть на некоторые районы наших городов, то там уже очень подробно рассматривается не только каждое окошко, каждый балкончик, как спрятать внешние блоки кондиционеров, чем облицовать фасад и т. д., но и какая возникает среда обитания в результате всех затрат.

— Если говорить о возможности гармонизировать интересы властей, коммерческих застройщиков и архитекторов, московская реновация — это удачный пример?

— Это очень сложная тема. Но если говорить о качестве среды, то сам подход к уже освоенным территориям, которые надо реконструировать, предполагает особенное отношение, поэтому здесь можно ожидать удачи.

— Ваше бюро принимает участие в программе?

— Да, конечно, у нас в работе сейчас находится около пяти территорий. Реновация предполагает очень интересный механизм обращения с городом.

— Он работает?

— Работает. Нельзя сказать, что этот процесс не организован. Он хорошо продуман и организован, и есть стремление получить позитивный результат. Во всяком случае, я вижу это по тем участкам, которые лежат у нас на рабочих столах.

— Это будет иметь какое-то отношение к конкурсным проектам, которые обсуждались в самом начале программы?

— Результаты конкурсов всегда забываются. Но потом забытое старое вдруг обнаруживается как нечто абсолютно новое. Так оно и будет.

— Хорошо. Мой последний вопрос — о вашем проекте с Кенго Кумой.

— Это проект Кенго Кумы для Москвы, мы его сопровождаем. Мы с самого начала спросили себя: если бы мы проектировали жилой комплекс для Токио, и нам нужно было бы привлечь японских архитекторов - что бы мы от них ждали?

Многофункциональный жилой комплекс Kengo Kuma & Associates на Кутузовском проспекте / Москомархитектура

— А что бы вы от них ждали?

— Чтобы наши идеи воплотились с учетом местных правил проектирования и строительства. Понятно, что иностранным коллегам не обязательно в подробностях знать те требования, которые у нас предъявляются к высотным зданиям, плотности, пожарной безопасности и т.п. Они предложили что-то, что заинтересовало архитектурную общественность, — и это должно быть воплощено в том виде, как задумано.

— А почему в Москве так мало зданий, построенных именитыми западными архитекторами?


— Хоть мы и пытаемся всё делать через конкурсы, с привлечением лучших сил, пока срабатывают прежние механизмы. Прошло не так много времени. Вот даже наши 30 лет — кажется, что много, а для некоторых перемен — как три дня.


По случаю 30-летия проекта комплексной реконструкции микрорайона Остоженка и самого бюро в Музее Москвы до 12 апреля проходит выставка «Остоженка: проект в проекте». В связи с временной приостановкой работы музея увидеть выставку можно онлайн, все материалы собраны на сайте.
Выбор редакции
Открывшийся в сентябре концертный зал «Зарядье» без преувеличения можно назвать объектом года — по технической сложности и продуманности архитектурно-инженерных решений здание на сегодняшний день не имеет себе равных в России. В преддверии форума «День инноваций» корреспондент портала Ради Дома PRO поговорил с архитектором проекта, партнером-основателем ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным.
compteur de visualisation article
 
СтройТоваротека®
Все товары
 
 
 
Новости партнеров
 
 
 
События
Securika Moscow
Международная выставка технических средств охраны и оборудования для обеспечения безопасности и противопожарной защиты
11.08.2020 - 14.08.2020
Подробнее
Международная выставка интерьерных материалов и предметов декора
Крупнейшая выставка на интерьерном рынке Северо-Западного региона России - Design&Decor St. Petersburg
02.09.2020 - 04.09.2020
Подробнее
BIM-форум 2020
Ежегодный международный форум цифровых технологий в проектировании и строительстве
08.12.2020 - 09.12.2020
Подробнее
Смотреть все события в календаре
 
Тематическое досье - СтройТоваротека
 
Партнеры
SAINT-GOBAIN
Rockfon
TEHNONIKOL COMPANY
ROCKWOOL
PAROC
С нами
BIM форум
MosBuild
РГУД
APKSM
НБЭСР
Союз Московских Архитекторов
Союз архитекторов
Союз строителей
  Календарь событий | Контакты | Реклама | Рассылка | Защита персональных данных  
© 2020 Кап Инфо Про - www.radidomapro.ru - Информация и новости об архитектуре, строительстве, дизайне и недвижимости
Ссылки  : Темы | Фотогалерея | Мнение эксперта | Легкие новости | Видео | СтройТоваротека | MOSBUILD | Актуально | ГАЛС-Девелопмент | Rosbuild
Архитектура  : Градостроительство | Исторические здания | Дизайн | Легендарные архитекторы | Легендарные строения | Club AD | Ландшафт | Конкурсы
Строительство  : Зеленое Строительство | Тенденции | Дороги | Ремонт/Реконструкция
Недвижимость  : Жилая | Коммерческая | Спортивная | Промышленная | Управление
Государство  : Законодательство | Тендеры/Аукционы | Экономика
Производство и ритейл  : Стройматериалы | Оборудование
Экономика  : Экономика
СтройТоваротека  : Поиск товара | Досье Стройтоваротеки

Проекты французской группы Batiactu Groupe SAS :
bimforum.pro

ßíäåêñ.Ìåòðèêà